ISSN 1995-1248
The DOI system

Дискуссионные положения общей части российского Уголовного кодекса с учетом концепции «превентивной стратегии»

On Debatable Provisions of the General Part of Criminal Code of the Russian Federation



А.В. Петровский
A.V. Petrovskiy
Anton-Petrovski@yandex.ru
доцент кафедры уголовного права и криминологии, Кубанский государственный университет, кандидат юридических наук, доцент
Senior Lecturer, the Department of Criminal Law and Criminology, Kuban State University, PhD in Law, Associate Professor
Краснодар
Krasnodar

Ключевые слова:

  • Уголовный кодекс
  • наказание
  • превенция преступлений
  • норма закона
  • криминологические практики
  • принудительные меры профилактики преступлений
  • Keywords:

  • Criminal Code
  • penalty
  • prevention of crimes
  • legal norm
  • criminology practices
  • coercive measures of crimes prevention
  • «Превентивная стратегия» является перспективным направлением противодействия преступности в североамериканских странах и Великобритании. Сущность этой профилактической деятельности заключается в устранении грозящих обществу криминальных рисков. Для минимизации криминальных рисков используется совокупность уголовно-правовых, превентивных, управленческих и микрогрупповых мер. Однако основными являются принудительные меры профилактического характера и уголовное наказание, которые используются правоохранителями в совокупности, дополняя одни формы воздействия другими. Российские криминологические практики, а также профилактическое законодательство находятся в стадии становления и диагностики. Генезис российских криминологических практик происходит и посредством заимствования аналогичных из США и Европы. Поэтому целью представленного в статье исследования является рассмотрение норм Общей части Уголовного кодекса с целью тестирования их готовности к применению в условиях «превентивной стратегии».

    Preventive strategy method in countering crime is a promising trend being applied in North American countries as well as in Great Britain. The aim and the essence of this preventive activity is to eliminate criminal risks threatening the society. In order to minimize criminal risks a set of relevant counter measures is widely implemented therefore including the ones of criminal legal, preventive, administrative an micro-group nature. However the key steps normally taken by law enforcement bodies are preventive coercive measures along with criminal penalty that are collectively implemented and mutually complementing one another. With all this going on Russian criminology practices as well as preventive legislation have remained at a nascent stage and at diagnostics. The creation of Russian criminology practices deals also with foreign borrowing of methods alike in the USA and in Europe. Therefore the research presented in the article aims to examine norms of the general part of Criminal Code to check for their applicability in the context of preventive strategy.

    Обзор статьи

    Концепция «превентивной стратегии» в США и Великобритании является доминирующей в деятельности системы уголовного судопроизводства и правоохранительных органов по противодействию преступности. Исследователь англо-американской модели предупреждения преступности А.Л. Гуринская характеризует данную криминологическую доктрину как переход правоохранительных систем этих стран от репрессии к предупреждению будущих криминальных рисков, активному применению принудительных профилактических мер, концентрации предупредительного воздействия на устранение или нейтрализацию криминогенных ситуаций, привлечению к противодействию преступности всех субъектов (государство, муниципальные органы, граждане) [4, с. 60–61]. Необходимо отметить, что в своей работе А.Л. Гуринская неоднократно констатирует факт того, что данная концепция не привела к либерализации уголовной политики и правоохранительной деятельности, а наоборот, породила сверхкриминализацию, пенализацию, тотальный полицейский и социальный контроль, массовое тюремное заключение, социальную сегрегацию. При отсутствии поддержки гуманитарных исследований в России со стороны правящего класса власть практикует заимствования зарубежного законодательного опыта и криминологических практик государств Европы и США. Поэтому целью настоящей статьи будет рассмотрение проблемных вопросов имплементации превентивных практик в отечественное законодательство, в частности, изменение норм уголовного законодательства в случае приспосабливания нормативных положений УК РФ к концепции превентивной стратегии.
    Концептуальная идея превентивной стратегии – это профилактика, в первую очередь, во вторую, для неисправимых – длительные сроки лишения свободы. Данная стратегия противодействия преступности, которая предусматривает определенные этапы, и в первую очередь, предполагает применение мер превентивного воздействия в отношении наиболее активных, опасных, профессиональных преступников. Следующие по очередности – активация правоохранительной и профилактической деятельности всех ее участников [17], использование авторитетности (популярности) отдельных личностей, а также сети «Интернет» для защиты населения от преступных посягательств, особенно тех лиц, которые обладают высокой вероятностью стать жертвой повторно, полицейское и административно-техническое воздействие на «горячие точки» [15, с. 10–12]. Сталкиваясь с разнообразными криминальными проблемами, зарубежное научное сообщество декларирует, что принудительные меры предупреждения преступлений лучше, чем уголовное наказание, так как они способны остановить преступное деяние до того, как оно причинит вред жертвам [9, с. 41–46].
    Превентивная стратегия является методологией – направлением деятельности, ориентированном как на устранение криминальных рисков в отношении индивидуумов, так и общества посредством комплексного использования уголовного наказания, правоохранительной деятельности и криминорезистентных возможностей общества. Этот криминологический подход сформировал в США, Великобритании, Канаде, ЕС, некоторых странах Латинский Америки методики, которые представляют собой систему последовательных криминологических практик, направленных на достижение профилактического результата. Все эти методики сгенерировали идею о том, что обладающие необходимыми полномочиями специалисты (учреждения), имеющие профилактическую ментальность, владеющие необходимым инструментарием воздействия, всей полнотой знаний о преступности неопределенной территории, ее причинах и условиях посредством нейтрализации и устранения криминогенных детерминантов, достигнут высокой результативности в противодействии преступному поведению.

    Список использованной литературы

    1. Конвенция Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашнем насилием. Стамбул, 11.V.2011. URL: https://www.coe.int/en/web/istanbul-convention/home (дата обращения: 08.11.2019).
    2. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 22.12.2015 г. № 58 (ред. 18.12.2018 г.) «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2016. № 2. Февраль.
    3. Гуринская А.Л. Надзор как средство обеспечения безопасности: от пространства тюрьмы до киберпространства // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2014. № 2 (33). С. 86–93.
    4. Гуринская Л.А. Англо-американская модель предупреждения преступности: критический анализ: монография. СПб., 2018. 400 с.
    5. Дикаева М.С. Уголовное наказание в России и зарубежных странах: криминологический анализ: монография. М., 2017. 216 с.
    6. Иншаков С.М. Зарубежная криминология. М., 1997. 383 с.
    7. Клейменов М.П. Криминологическое законодательство и криминологическое право в России. // LEX RUSSIA. Журнал Московского государственного юридического университета. 2018. № 2 (135). С. 148–159.
    8. Орлов В.Н. Основы криминологического права. Ставрополь: АГРУС Ставропольского гос. аграрного ун-та, Криминологическая библиотека, 2016. 668 с.
    9. Панова Е.А. Оценка эффективности программ раннего предупреждения преступлений: на материалах США // Международное публичное и частное право. 2014. № 2. С. 41–46.
    10. Петровский А.В. Дискурс о криминологическом законодательстве в России // Вестник Северо-Кавказского гуманитарного института. 2017. № 4 (24). С. 479–488.
    11. Тунина Н.А. Охранный ордер как способ превенции семейного насилия // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2010. № 4 (14). С. 78–82.
    12. Шестаков Д.А. О проекте кодекса предупреждения преступлений и мер безопасности // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2018. № 1(48). С. 13–14.
    13. Bennett T. Situational Crime Prevention from the Offender's Perspective, in Kevin Heal and Gloria Laycock (eds.), Situational Crime Prevention: From Theory into Practice, Her Majesty's Stationery Office. London, 1986. 166 p.
    14. Clarke R.V. Situational Crime Prevention: successful case studies. 2nd ed. Albany, N.Y., 1997. 357 p.
    15. CCTV and Crime Prevention. A new System Review and Meta-Analysis / Report by E.L. Piza, B.C. Welsh, D.P. Farrington, A.L. Thomas. Stockholm: Swedish National Council for Crime Prevention, 2018. P. 10–12.
    16. Geason S., Wilson P.R. Crime Prevention: Theory and Practice. Canberra, 1988. 37 p.
    17. Steden v R., Mehlbaum S.M. Police volunteers in the Netherlands: a study on Policy and Practice / Policing and Society. URL: https://research.vu.nl/ws/portalfiles/portal/64335458/Police_volunteers_in_the_Netherlands_a_study_on_policy_and_practice.pdf (дата обращения: 10.10.2019).
    18. Violent crime control and Law Enforcement Act of 1994 // Public Law 103 – 322; Approved September 13, 1994 [As Amended Through P.L. 115–141, Enacted March 23, 1994] // Сайт официальных документов США. URL: https://legcounsel.house.gov/Comps/103-322.pdf (дата обращения: 20.09.2019).
    19. Weisburd D. Farrington D.P., Gill C. What works at Crime Prevention and Rehabilitation. N.Y.: Springer, 2016. 326 p.

    РФ, Ленинградская область, г. Гатчина, ул. Рощинская, д. 5 к.2