Возможность блокирования сделок с имуществом субъектами оперативно- розыскной деятельности как средство предупреждения легализации (отмывания) преступных доходов

OPERATIONAL INVESTIGATIVE ACTIVITIES AGENTS CAPABILITY TO BLOCK PROPERTY TRANSACTIONS AS MEANS OF PREVENTION OF CRIMINAL MONEY LAUNDERING



М.Л. Родичев
Maxim Rodichev
petrogradets@bk.ru
старший преподаватель кафедры уголовно-правовых дисциплин, Государственный институт экономики, финансов, права и технологий
senior lecturer of the criminal law department of the State Institute of Economics, Finance, Law and Technologies
г. Гатчина
Gatchina

Ключевые слова:

  • теневая экономика
  • блокирование сделок с имуществом
  • легализация (отмывание) преступных доходов
  • замораживание преступных доходов
  • Keywords:

  • shadow economy
  • the laundering of proceeds of criminal conduct
  • blocking property transactions
  • freezing proceeds of criminal conduct
  • Статья посвящена актуальной для общества и государства проблеме предупреждения легализации (отмывания) денег и имущества, полученных преступным путем.
    Автор подробно обосновывает и анализирует возможности предоставления органам государственной власти, правомочным на осуществление оперативно-розыскной деятельности, права блокировать сделки с денежными средствами и иным имуществом, в целях предупреждения легализации (отмывания) преступных доходов.

    The article focuses on the burning issues dealing with prevention of the laundering of proceeds and property of criminal conduct.
    The author substantiates in details and gives analyses to possibility of authorizing bodies of state power engaged in operational investigative activities to block money and other property transactions in order to prevent laundering of proceeds of criminal conduct.

    Обзор статьи

    Предупреждение легализации (отмывания) денежных средств и иного имущества, приобретенного преступным путем, представляет в настоящее время значительную проблему для правоохранительных органов России, в том числе, для государственных органов, обладающих правом проведения оперативно-розыскной деятельности (ОРД).
    В соответствии с диспозициями составов преступлений, предусмотренных статьями 174 и 174.1 УК РФ, под легализацией (отмыванием) имущества, приобретенного преступным путем, в уголовно-правовом смысле понимается совершение финансовых операций и других сделок с указанным имуществом, в целях придания правомерного вида его владению, пользованию и распоряжению [2].
    Таким образом, предупреждение легализации (отмывания) денежных средств и иного имущества, приобретенного преступным путем, должно заключаться в предупреждении совершения указанных выше финансовых операций и сделок и, как следствие, в предупреждении установления, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей в отношении имущества, приобретенного преступным путем.
    Законодатель не зря сконструировал указанные составы преступлений как формальные и в объективной стороне предусмотрел только общественно опасные действия – совершение финансовых операций и других сделок. Дело в том, что в результате их совершения имущество, приобретенное преступным путем, выбывает в дальнейший гражданский оборот и риск его невозврата законному собственнику (потерпевшему) возрастает многократно.
    Так, например, при одном из наиболее распространенных в настоящее время способов легализации – перечислении преступно приобретенных денежных средств по «транзитным» счетам «фирм-однодневок», при мнимых основаниях их перевода и их конечном обналичивании, установить фактическое местонахождение указанных денежных средств и их нового собственника, как правило, не представляется возможным.
    Необходимо помнить, что совершение сделок с имуществом, приобретенным преступным путем, в ряде случаев влечет такое правовое последствие, как добросовестность приобретателя (если он не знал о том, что имущество приобретено преступным путем) и невозможность его возврата первоначальному собственнику.
    Так, понятие добросовестного приобретателя закреплено в п. 38 совместного Постановления Пленума ВС РФ № 10 и Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», в котором сказано: «Приобретатель признается добросовестным, если докажет, что при совершении сделки он не знал и не должен был знать о неправомерности отчуждения имущества продавцом, в частности, принял все разумные меры для выяснения правомочий продавца на отчуждение имущества» [7].
    В п. 3.2. Постановления Конституционного Суда РФ от 21.04.2003 г. № 6-П установлено следующее: «Таким образом, содержащиеся в пунктах 1 и 2 статьи 167 ГК Российской Федерации общие положения о последствиях недействительности сделки в части, касающейся обязанности каждой из сторон возвратить другой все полученное по сделке, – по их конституционно-правовому смыслу в нормативном единстве со статьями 166 и 302 ГК Российской Федерации – не могут распространяться на добросовестного приобретателя, если это непосредственно не оговорено законом, а потому не противоречат Конституции Российской Федерации» [6].
    Следовательно, в результате сделок с имуществом, приобретенным преступным путем (при которых новый приобретатель имущества не информируется о его преступном происхождении), владельцем становится добросовестный приобретатель, а само имущество становится полностью легализованным и не имеет ограничений в дальнейшем гражданском обороте.
    Таким образом, предупреждение легализации (отмывания) денежных средств и иного имущества, приобретенного преступным путем, должно, помимо иных мер, заключаться в предупреждении совершения указанных выше финансовых операций и сделок и, как следствие, в предупреждении установления, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей в отношении имущества, полученного в результате совершения преступления.
    На наш взгляд, подобное предупреждение должно заключаться в действиях компетентных органов государственной власти, реализующих предоставленные им законом полномочия по приостановлению финансовых операций и иных сделок с имуществом, приобретенным преступным путем, и блокировании его нахождения в одном месте или у конкретного владельца. Подобные меры будут способствовать тому, что указанное имущество не исчезнет, а права на него не приобретет добросовестный приобретатель.
    В настоящее время подобные полномочия есть только у органов предварительного расследования, которые, в соответствии со статьями 115 и 116 УПК РФ, для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, указанного в части первой статьи 104.1 УК РФ, вправе возбудить перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия [3].
    В соответствии с частями 2 и 3 статьи 115 УПК РФ, наложение ареста на имущество состоит в запрете, адресованном собственнику или владельцу имущества, распоряжаться и в необходимых случаях пользоваться им, а также в изъятии имущества и передаче его на хранение. Арест может быть наложен на имущество, находящееся у других лиц, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации) [3].
    Проблема заключается в том, что наложение ареста на имущество, в соответствии со статьями 115 и 116 УПК РФ, возможно только в ходе расследования уголовного дела [3].
    Как показывает практика, с момента реализации оперативных материалов и представления следователю результатов ОРД до возбуждения уголовного дела и наложения ареста на имущество проходит значительное количество времени, в течение которого с имуществом, приобретенным преступным путем, может быть осуществлено значительное количество сделок, в результате которых оно может перейти к добросовестному приобретателю, будет выведено за пределы Российской Федерации или легализовано иным образом.
    Отдельным аспектом проблемы является получение взяток денежными средствами в безналичной форме. В такой ситуации оперативные подразделения при документировании преступной деятельности, при отсутствии возбужденного уголовного дела, рискуют утратить предмет взятки – денежные средства, зачисленные на счет юридического лица по требованию взяткополучателя, так как указанные денежные средства могут быть сразу после зачисления на счет перечислены на счета других юридических лиц с помощью системы «Клиент-Банк» или обналичены.

    Список использованной литературы

    1. Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ) от 30.11.1994 г. № 51-ФЗ (ред. от 22.10.2014 г.). Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».
    2. Уголовный кодекс Российской Федерации (УК РФ) от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
    3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (УПК РФ) от 18.12.2001 г. № 174-ФЗ (ред. от 31.12.2014 г.). Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
    4. Федеральный закон от 12.08.1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
    5. Федеральный закон от 07.08.2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
    6. Постановление Конституционного Суда РФ от 21.04.2003 г. № 6-П // Российская газета. 2003. 26 апреля. № 81.
    7. Совместное Постановление Пленума ВС РФ № 10 и Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» // Российская газета. 2010. 21 мая. № 109.
    8. Абрамов О.А. Противодействие легализации преступных доходов как одна из важных составляющих повышения эффективности борьбы с коррупцией // Вестник Волгоградской академии МВД России. 2011. № 3(18). С. 99–104.

    РФ, Ленинградская область, г. Гатчина, ул. Рощинская, д. 5 к.2