Социальная модернизация и возрождение принципов социетальной экономики

SOCIAL MODERNIZATION AND REVIVAL OF PRINCIPLES OF SOCIETAL ECONOMY



С.А. Давыдов
В.И. Сигов
А.М. Рогова
S.A. Davydov
V.I. Sigov
A.M. Rogova
licurg@inbox.ru
dekanat205@yandex.ru
anna.rogova.spb@yandex.ru
профессор кафедры социологии и психологии ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный экономический университет», доктор социологических наук
зав. кафедрой экономики труда ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный экономический университет», доктор социологических наук
старший преподаватель кафедры теории и практики социальной работы ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный университет», кандидат социологических наук
professor, the Department of Sociology and Psychology, St. Petersburg State University of Economics, Doctor of Sociology
Head of the Department of Labor Economics, St. Petersburg State University of Economics, Doctor of Sociology
senior teacher, the Department of Theory and Practice of Social Work, St. Petersburg State University of Economics, PhD in Sociology
г. Санкт-Петербург
г. Санкт-Петербург
г. Санкт-Петербург
St. Petersburg
St. Petersburg
St. Petersburg

Ключевые слова:

  • социальная модернизация общества
  • капитализм
  • социетальная экономика
  • традиционное общество
  • индустриальное общество
  • Keywords:

  • social modernization of society
  • capitalism
  • societal economy
  • traditional society
  • industrial society
  • В статье рассматривается процесс трансформации современной хозяйственной системы, который вписывается в теоретическую схему социальной модернизации. Однако неожиданным результатом процесса обновления социально-экономической сферы может оказаться возрождение ряда принципов, на которых были основаны традиционное общество и социетальная экономика.
    На основе анализа исторического опыта обосновывается тезис о том, что социальная модернизация совсем не обязательно должна разрушать традиционные институты и культуру. В определенной мере она даже придает им «второе дыхание», возрождая принципы социетальной экономики и наполняя их новым содержанием.

    We consider the process of transformation of the modern economic system that fits in the theoretical scheme of social modernization. Nevertheless, the revival of certain principles that served as the basis for traditional society and societal economy may turn to be an unexpected result of the renovation of the social and economic sphere.
    Analyzing the historic experience, we prove the idea that social modernization does not have to destroy traditional institutions and culture. In some sense, it can be a sort of “second wind” reviving the principle of societal economy and giving it a new sense.

    Обзор статьи

    Согласно распространенным представлениям, процесс трансформации современной хозяйственной системы хорошо согласуется с интеллектуальными построениями теории социальной модернизации. Однако неожиданным результатом протекания этого процесса может оказаться возрождение ряда принципов, на которых были основаны традиционное общество и социетальная экономика, и которые, как казалось, окончательно ушли в прошлое в индустриальном обществе ХIХ – начала ХХ веков.
    В то время понятие социальной модернизации наполнялось эволюционистским смыслом и интерпретировалось как «повышение сложности общественной организации в результате роста структурной и функциональной дифференциации, возникновения новых форм интеграции, увеличение адаптивной способности данного общества» [12. С. 450]. Соответственно, ученые полагали, что рост дифференциации общества мог наблюдаться в ходе преобразования общества из состояния «традиционного» в новое состояние «индустриального общества», обеспечивающего свободу личности, развитие науки и техники, ускоренный рост производительных сил. Так, в своем исследовании «Об индустриальной системе» Сен-Симон отмечал закономерность наблюдающегося в ХVIII – начале ХIХ веков в развитых Европы «переходе от феодальной и теологической системы к промышленной и научной, (который он считал – Авт.) …великой социальной реорганизацией, подготовленной постепенно всем развитием цивилизации» [11. С. 5]. Принято было считать также, что прогрессивные формы социальной организации индустриального общества, однажды возведенные на культурном и хозяйственном фундаменте наиболее развитых европейских стран, при известных обстоятельствах, могут быть переняты и другими, относительно менее развитыми обществами вследствие их экономических и культурных контактов с лидерами индустриального мира [7].
    Надо отметить, что социальная модернизация не только меняла облик экономики, но приводила к социальным и культурным изменениям. С наступлением капитализма неизменным условием успешности хозяйственного агента становились его нацеленность на получение дохода, его эгоизм и рационализм, его способность абстрагироваться от роли агента традиционных социальных отношений. Поэтому из хозяйственной сферы стали вымываться установки и практики, которые были естественными для прежнего традиционного образа жизни и традиционного хозяйства, но в новых условиях становившиеся помехой достижению экономического результата. Процесс коренной ломки хозяйственной культуры не остался незамеченным представителями общественной науки. Например, В. Зомбарт так сравнивал типичного представителя традиционного и общества с человеком капиталистической эпохи, образ жизни традиционного и модернизированного общества: «Докапиталистический человек – это естественный человек. Человек, который еще не балансирует на голове и не бегает на руках, как это делает экономический человек наших дней, но твердо стоит на земле обеими ногами и на них ходит по свету. Найти его хозяйственный образ мыслей поэтому нетрудно: он как бы сам собою вытекает из человеческой природы. <…> Основная черта докапиталистической жизни есть черта уверенного покоя, свойственная всякой органической жизни. <…> (Однако в результате индустриализации – Авт.) этот покой превращается в беспокойство, <…> общество из принципиально статического развивается в принципиально динамическое» [6. С. 12, 19].
    Следует обратить внимание на то, что в соответствии с парадигмой социальной модернизации XIX века процесс индустриализации имеет универсальную логику, которая неотвратимо «ведет общества к увеличению сходства (конвергенции) в основных институтах, как бы ни различались они первоначально. Чем выше индустриализованы общества, тем больше тяготеют они к единообразию индустриального порядка» [12. С. 114]. Из этого вытекало, что те общества, которые стремились сохранить свои традиционные институты, не могли рассматриваться как имевшие исторические перспективы. Напротив, такое их стремление обрекало их на отсталость и отбрасывало на периферию экономической и социальной жизни.
    Однако с начала XIХ века отношение ученых к роли традиционных институтов в процессе социальной модернизации начинает меняться. Новая научная парадигма основывалась на утверждении Огюста Конта, который полагал: «Вселенная должна изучаться не ради ее самой, но ради че¬ловека или ради человечества. Всякoе другое намерение так же мало отличалось бы мудростью, как и нравственностью. Ибо наши реальные умозаключения могут быть поистине удовлетворительными лишь поскольку они субъективны, а не чисто объективны, то есть когда они ограничиваются исканием во внешней среде законов, которые более или менее непосредственно действительно влияют на наши судьбы» [10. С. 72–73].

    Список использованной литературы

    1. Грановеттер М. Сила слабых связей // Экономическая социология. 2009. Т. 10. № 4. Сентябрь. С. 31–50.
    2. Давыдов С.А. Зарождение мобилизационного императива в хозяйственной культуре Древнего Египта: гипотеза демографического давления // Обсерватория культуры. 2014. № 5. С. 126–135.
    3. Давыдов С.А. Принципы социетальной экономики: прошлое и будущее // Общество и экономика. 2014. № 12. С. 86–101.
    4. Дор Р. Различия японской и англосаксонской моделей капитализма // Анализ рынков в современной экономической социологии. М.: Издат. дом ГУВШЭ, 2007. С. 63–79.
    5. Дюркгейм Э. О разделении общественного труда / пер. с фр. А.Б. Гофмана. М.: Канон, 1996. 432 с.
    6. Зомбарт В. Буржуа: Этюды по истории духовного развития современного экономического человека. М.: Терра, 2009. 576 с.
    7. Иванов В.Н. [и др.]. Социологическая энциклопедия. В 2 т. М.: Мысль, 2003. Т. 2. 694 с.
    8. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 45.
    9. Морган Л.Г. Древнее общество. Л.: Изд-во института народов Севера ЦИК СССР, 1934. 350 с.
    10. Родоначальники позитивизма. Вып. 4. Огюст Конт. СПб., 1912. 368 с.
    11. Сен-Симон А.К. Избранные сочинения / пер. с фр. Т. 2. М.–Л.: Изд-во АН СССР, 1951. 427 с.
    12. Современная западная социология: словарь / сост. Г.В. Осипов. М.: Наука, 1990. 450 с.
    13. Теннис Ф. Общность и общество. СПб.: Владимир Даль, 2002. 452 с.
    14. Уци Б. Источники и последствия укорененности для экономической эффективности организаций: влияние сетей // Анализ рынков в современной экономической социологии. М.: Издат. дом ГУВШЭ, 2007. С. 208–251.
    15. Bell D. The End of Ideology: On the Exhaustion of Political Ideas in the Fifties. N.Y.: Free Press, 1965. 512 р.
    16. Habermas Y. Theorie der Kommunikativen Handelns. Zur Kritik der funktionalistischen Vernunft 2. Bde. 3, durch. AufL Frankfurt am Main: Suhrkamp Verlag, 1985. Bd. 2. 516 с.
    17. Polany К. The Self-Regulating Market and the Fictitious Commodities: Labor, Land and Money / K. Polany. The Great Transformation. N.Y.: Farrar & Rinehart, Inc., 1944. Р. 68–76.

    РФ, Ленинградская область, г. Гатчина, ул. Рощинская, д. 5 к.2