Публичный интерес как категория административного права и атрибут правового государства

PUBLIC INTEREST AS A CATEGORY OF ADMINISTRATIVE LAW AND AN ATTRIBUTE OF A RULE OF LAW SATE



А.Б. Новиков
И.Е. Шайдаков
A.B. Novikov
I.E. Shaidakov
docanovikov@mail.ru
dekanat205@mail.ru
заместитель заведующего кафедрой финансового права ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный экономический университет», доктор юридических наук, доцент
аспирант кафедры финансового права ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный экономический университет»
Deputy Head of the Department of Financial Law, Saint-Petersburg State University of Economics, Doctor of Law, Associate Professor
a PhD student at the Department of Financial Law, Saint-Petersburg State University of Economics
г. Санкт-Петербург
г. Санкт-Петербург
St. Petersburg
St. Petersburg

Ключевые слова:

  • публичный интерес
  • правовые понятия
  • аксиома права
  • реформа государственного управления
  • конкретизация публичного интереса
  • взаимодействие власти и общества
  • Keywords:

  • public interest
  • legal definitions
  • axiom in law
  • state administration reform
  • particularization of public interest
  • interaction of society and state power
  • Проблема формулирования понятия «публичный интерес» является актуальной в свете решения глобальной задачи формирования правового государства на основе системы конституционных принципов, построения административно-правовой модели правового государства.
    В статье рассматривается правовое понятие «публичный интерес» как элемент инновационной терминологии в государственном управлении и правовая аксиома. Дана авторская правовая характеристика категории «публичный интерес». Доказано, что конкретизация «публичного интереса» в нормах позитивного права является существенным элементом современной реформы государственного управления.
    На основе использования метода системного анализа и сравнительно-правового метода выявлено содержание современного процесса конкретизации «публичного интереса» в механизме государственно-частного партнерства.

    The "public interest" concept formulating issue has been quite relevant in the light of tackling the global challenge of formation of a rule of law state on the basis of the system of constitutional principles and building administrative and legal model of a rule of law state.
    The article examines the legal concept of "public interest" as an element of innovative terminology in the field of state administration and as an axiom in law with the category of "public interest" being given the authors' own legal characteristics. It has been proven that particularization of the concept of "public interest" in the rule of positive law is an essential element of the current reform of the state administration.
    Based on the method of systems analysis and comparative legal method the routines of the current process of particularization of "public interest" in the mechanisms of public private partnership have been revealed.

    Обзор статьи

    В системе базовых правовых понятий, аксиом и принципов «публичный интерес» является значимой общеправовой ценностью, требующей нормативного оформления. Однако мотивация деятельности государства, именующего себя правовым, посредством практической реализации «публичного интереса» в настоящее время просматривается в правовой практике недостаточно прозрачно. «Публичный интерес» в силу своего наименования требует сбалансирования прежде всего государственного и общественного интересов, на различие которых указывали и указывают многочисленные современные исследования разной отраслевой направленности (политологи, социологи, правоведы и другие).
    Сравнительно давно Ю.А. Тихомиров сформулировал публичный интерес «как признанный государством и обеспеченный правом интерес социальной общности, удовлетворение которого служит гарантией ее осуществления и развития» [9. С. 55]. В современных условиях с учетом исторического опыта вполне ясно, что понятие указанной «социальной общности» нуждается в существенном раскрытии и творческом эволюционном толковании. Дело в том, что при «старом» понимании этой «социальной общности» как «правящей элиты» в реальной социально-экономической трактовке (олигархия, верхушка коррумпированного государственного аппарата, авторитетный криминалитет и т.д. и т.п.) мы вновь оказывается в рамках давно набившей оскомину парадигмы общественной жизни, которая, надо признаться, так и не получает на протяжении уже почти двух веков положительного, и, главное, – результативного общественного применения в действиях как архаичной, так и революционной публичной администрации. Словом, современное общество, как нам видится, так и не выражает внятно своей позиции – проявляет оно волю к коренным преобразованиям определенной направленности или ищет себя в указанной выше парадигме.
    Публичный интерес характеризуется правоведами как синтез трех форм: интересы общества, интересы государства и национальные интересы [7. С. 9–10]. При этом мы выделяем как новаторскую характеристику определение национальных интересов через баланс интересов личности, общества и государства. Более того, синергетическое слияние корректно сформулированных частного, общественного и государственного интересов позволит, по нашему мнению, непосредственно подойти и к формулированию «национальной идеи», о которой сейчас ведется столько дискуссий.
    Оригинальным проблемным вопросом является утверждение о том, что государство является «носителем только ему свойственных интересов» [7. С. 11]. Согласно второй позиции у государства отсутствует собственный интерес. В деятельности государства и его органов органично отражаются интересы социальных групп, отдельных субъектов, которые и оформляются как «государственные интересы» [3. С. 94]. Согласно третьей позиции интересы государства представляют самостоятельный феномен, могут отличаться в определенной части от общественных интересов [12. С. 4].
    Мы поддерживаем позицию ведущих отечественных правоведов о том, что в реальности общественные и государственные интересы совпадают в целом, но они не тождественны. Они явно нуждаются в согласовании и оптимизации в механизмах государственно-частного партнерства [5].
    Современной проблемой становления России как правового государства [1] является синтез правовых механизмов, во-первых, восприятия и реализации государством «публичного интереса» и, во-вторых, общественного «участия» (в формализации «публичного интереса», в процессах контроля его реализации и непосредственного осуществления в рамках государственно-частного партнерства).
    В рамках современных концепций «активирующего государства» и/или «партисипативного управления», реализуемых как в европейских государствах, так и в Российской Федерации, существенным феноменом является стремление государства не только вступить в контакт с обществом, но и переложить на него определенную ответственность за решение публичных задач, сохраняя за собой основные возможности использовать государственную власть в собственных, в том числе и экономических интересах. В указанном процессе категория «публичные интересы» оказывается тесно связанной с необходимостью и возможностью корректного разделения рисков реализации «публичных интересов» между государством и общественными институтами.
    Публичные интересы проявляют свое особое содержание в конкретных сферах государственного управления [7]. Необходимо согласиться с идеей о том, что серьезная научная разработка категории «публичные интересы» влечет «доктринальное научное уточнение форм и методов государственного управления, компетенции органов власти и ее соотношения с правами граждан и организаций, с разнообразными юридическими процедурами, установленными законодательством» [7. С. 6].
    Осмысление категории «публичные интересы» требует уточнения правового положения личности в современной экономико-правовой системе. Современная экономическая интеграция и глобализация обусловливают сложную взаимосвязь экономики как материальной основы общественной жизни и права как духовной основы развития гражданского общества, воплощенной в Конституции РФ [4]. Бок о бок с категорией «правовое государство» следует новая категория «конституционная экономика», отражающая рациональное, справедливое, разумное хозяйствование на общеправовых принципах. Именно в «конституционной экономике» создаются предпосылки для обеспечения экономической самостоятельности и свободы граждан и юридических лиц частного права, для создания здоровой конкурентной среды. Экономически и политически свободные субъекты формируют реальные институты «гражданского общества», оформляемые как субъекты права. «Конституционная экономика» создает экономическую платформу для углубляющегося позитивного взаимодействия «правового государства» с институтами «гражданского общества» (негосударственными субъектами публичной власти). В экономико-правовой системе определяется концептуальный вопрос: в каком качестве выступает «человек», «личность» – как элемент, «ресурс» экономической конструкции, подвергающийся со стороны государства оптимизации и даже «санации», или как базовая конституционная ценность, мера, определяющая критерии рационального, справедливого, разумного хозяйствования человека на «своей земле».

    Список использованной литературы

    1. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 г. (с изм. на 21 июля 2014 года) // Российская газета. 1993. 25 декабря.
    2. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (с изменениями на 3 ноября 2015 года). Федеральный закон от 30.12.2001 г. № 195-ФЗ // Российская газета. 2001. 31 декабря.
    3. Кряжков А.В. Публичный интерес: понятие, виды и защита // Государство и право. 1999. № 10. С. 91–99.
    4. Новиков А.Б., Дмитриев В.К. Правовое государство: актуальность современного конституционно-правового исследования // Журнал правовых и экономических исследований. 2015. № 4. С. 47–53.
    5. Новиков А.Б., Куцури И.А. Административная реформа: актуальность конституционно-правового исследования // Вопросы образования и науки: сб. научных трудов по материалам международной научно-практической конференции 31 декабря 2015 г. Ч. 3. Тамбов: ООО «Консалтинговая компания Юком», 2015. С. 98–100.
    6. Новиков А.Б., Шайдаков И.Е. Инновационная терминология в правовых актах государственного управления // Журнал правовых и экономических исследований. 2015. № 2. С. 79–84.
    7. Публичный интерес в административном праве / под общ. ред. д.ю.н., проф. С.В. Запольского, к.ю.н., проф. Н.Г. Салищевой, к.ю.н., проф., засл. юриста РФ В.В. Альхименко; Инст. гос. и права РАН; Академический правовой институт. М., 2015. 304 с.
    8. Субачев В.В. Законные интересы. М., 2008.
    9. Тихомиров Ю.А. Публичное право. М., 1995.
    10. Шафаревич И.Р. Русский народ в битве цивилизаций. М.: Эксмо, 2004. 448 с.
    11. Шафаревич И.Р. Записки русского экстремиста. М.: Алгоритм, 2005. 320 с.
    12. Шумилов В.М. Категория «государственный интерес» в политике и праве: Системно-теоретические и международно-правовые аспекты // Право и политика. 2000. № 3. С. 4–17.

    РФ, Ленинградская область, г. Гатчина, ул. Рощинская, д. 5 к.2