К вопросу об уголовной ответственности за фиктивную постановку на миграционный учет иностранного гражданина или лица без гражданства

ON CRIMINAL LIABILITY FOR FRAUDULENT MIGRATION REGISTRATION OF FOREIGN CITIZENS AND STATELESS PERSONS



Г.А. Агаев
Т.О. Бозиев
G.A. Agaev
T.O. Boziev
guloglanmvd@gmail.com
yg.pravo14@yandex.ru
профессор кафедры уголовного права Санкт-Петербургского университета МВД России, доктор юридических наук, профессор
заведующий кафедрой уголовно-правовых дисциплин, Государственный институт экономики, финансов, права и технологий, кандидат юридических наук, доцент
Professor at the Criminal Law Department, Saint-Petersburg University of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation, Doctor of Law, Professor
Head of the Criminal Law Department, State Institute of Economics, Finance, Law and Technologies, PhD in Law, associate professor
г. Санкт-Петербург
г. Гатчина
St. Petersburg
Gatchina

Ключевые слова:

  • Уголовный кодекс РФ
  • миграционная мобильность населения
  • незаконная миграция
  • фиктивная постановка на учет иностранного гражданина или лица без гражданства по месту пребывания в жилом помещении в Российской Федерации
  • Keywords:

  • Criminal Code of the Russian Federation
  • migration mobility of population
  • illegal migration
  • fraudulent registration of a foreign citizen or a stateless person at the place of residence in the Russian Federation
  • В статье рассматриваются актуальные вопросы современного состояния уголовного законодательства Российской Федерации в области противодействия фиктивной постановке на учет иностранных граждан или лиц без гражданства по месту пребывания в жилом помещении Российской Федерации. Обращается внимание на то, что действующее законодательство в данной сфере имеет ряд недостатков, в частности, отсутствие чёткого указания на субъект преступления и момент окончания рассматриваемого состава преступления, что зачастую затрудняет квалификацию преступлений.
    Авторы предлагают изменить диспозицию ст. 322.3 УК РФ и установить дополнительные признаки субъекта преступления.

    The article covers relevant issues of the current state of the Russian criminal legislation with regard to countering fraudulent registration of foreign citizens as well as of stateless persons at the place of residence in the dwelling premises. Attention is paid to the fact that the present legislation has some shortcomings dealing in particular with the lack of clear objectives of subject of a crime as well as of definition of the time of offense completion which sometimes makes difficulties for the classification of crime.
    The authors suggest that the wording art. 322.3 of the Criminal Code of the Russian Federation should be changed and supplemented with additional indicators of perpetrator.

    Обзор статьи

    Для современного периода развития общества характерно возрастание миграционной мобильности населения. По примерным оценкам, в различные формы миграции в мире ежегодно вовлечено около 2–3% населения [5]. Как пространственное передвижение населения, «миграция» характерна для всех групп человеческого общества, однако в связи с особенностями интенсивности, направленности и с учетом качественных и количественных показателей состава миграционных потоков ее экономические, социальные и демографические последствия сильно отличаются от тех процессов, которые были ранее. В связи с этим следует отметить происходящие в последние годы события в Северной Африке, Центральной, Западной и Средней Азии, на юго-востоке Украины, сопровождающиеся бегством населения в некоторых случаях от угрозы жизни и здоровью, в других – от бедности и нищеты, в третьих – в поисках лучшей жизни и т.д. Вследствие этого проблемы нелегальной миграции в международном контексте выражены достаточно остро уже длительное время, практически во всех государствах мира данное негативное явление стало сложным моментом в осуществлении миграционной политики. Следует также отметить, что исследования компании «Pew Research» показывают, что наибольшее количество мигрантов проживает в США – 46 миллионов человек. По оценке «European University Institute», в странах ЕС проживают около 43 миллионов мигрантов, из которых 23 миллиона – внешние мигранты, т.е. лица, въехавшие из других государств. Россия же, занимая второе место по количеству мигрантов в мире, относительно недавно столкнулась с данной проблемой, так как во время существования СССР нелегальная миграция практически отсутствовала. Жители союзных республик были гражданами одной страны и могли свободно перемещаться по всей ее территории, однако после распада СССР и образования независимых государств ситуация резко изменилась.
    Сегодня в стране миграция населения считается одной из самых серьезных проблем. Особое географическое положение Российской Федерации, а также свободный въезд на территорию России из-за прозрачности границ со странами СНГ привели к формированию достаточных условий для проникновения на территорию страны больших потоков нелегальных мигрантов. По сведениям Федеральной миграционной службы России (далее – ФМС России), в 2014 г. в Россию въехали 17281971 иностранных граждан и лиц без гражданства. Сокращение количества нелегальных мигрантов, находящихся на территории РФ (см. рис. 1), по оценкам замглавы ФМС России Е.Ю. Егоровой, обусловлено падением курса рубля и ужесточением законодательства [7].
    Справедливости ради следует отметить, что миграционная мобильность населения – это отчасти процесс объективный и ему свойственны как положительные, так и негативные тенденции. Положительным является то, что она представляет собой один из лучших индикаторов социально-экономического благосостояния общества. Как правило, миграционные потоки ориентированы из менее развитых в более развитые страны и регионы, с более высоким уровнем заработной платы и лучшими социально-экономическими условиями. Негативная сторона этого явления заключается в том, что мигранты, особенно «нелегальные», зачастую злоупотребляют своим правом, что является одной из главных причин усиления негативного отношения к мигрантам со стороны части населения [2; 3. С. 24].
    Миграция, особенно незаконная, оказывает негативное влияние на состояние правопорядка. Для России этот вопрос является особенно актуальными, так как миграция, особенно нелегальная, влияет на многие стороны жизнедеятельности общества – на социальное, экономическое, внешнеэкономическое, демографическое развитие, а также на национальную безопасность Российской Федерации (см. рис. 2).
    Изменение законодательства, направленное на легализацию пребывания иностранных граждан в Российской Федерации, к сожалению, привело к возникновению «прописочного» бизнеса, которым занимаются не только физические лица – собственники жилья, но и юридически лица, чаще всего, – агентства недвижимости. Например, в одной квартире площадью 40 кв. м было прописано более 1 тыс. человек [4]. Безусловно, эти тенденции нуждаются в должном правовом регулировании. Примечательно, что отечественное законодательство пытается активно противодействовать нелегальной миграции, совершенствуя организационную и правовую основы. В частности, особо следует отметить федеральные законы от 04.07.2003 г. № 98-ФЗ «О внесении изменений в статью 322 Уголовного кодекса Российской Федерации», от 28.12.2004 г. № 187-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях», от 08.04.2008 г. № 43-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный
    кодекс Российской Федерации» и т.д. Разработана Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, утвержденная Указом Президента РФ от 12.09.2009 г. № 537, где среди угроз национальной безопасности России особо выделяется активизация трансграничных преступных групп по организации каналов незаконной миграции. Показательным в этом отношении является и Федеральный закон от 21 декабря 2013 г. № 376-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Согласно названному Федеральному закону Уголовный кодекс РФ (далее – УК РФ) дополнен ст. 322.3. Законодательная формула, закрепленная в ч. 1 ст. 322.3 УК РФ, определяет деяние следующим образом: «фиктивная постановка на учет иностранного гражданина или лица без гражданства по месту пребывания в жилом помещении в Российской Федерации» [1]. За нарушение миграционного учета предусмотрено наказание в виде штрафа в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет, либо принудительных работ на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишения свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового. Вместе с тем, в соответствии с примечанием 2 к ст. 322.3 УК РФ «лицо, совершившее данное преступление, освобождается от уголовной ответственности, если оно способствовало раскрытию этого преступления и если в его действиях не содержится иного состава преступления» [1].

    Список использованной литературы

    1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1996. 17 июня. № 25. Ст. 2954.
    2. Агаев Г.А., Зорина Е.А. Современное состояние уголовного законодательства Российской Федерации в области миграционной политики // Научный электронный журнал «Вестник Санкт-Петербургского университета ГПС МЧС России». 2014. № 4. URL: vestnik.igps.ru (дата обращения: 05.04.2016).
    3. Бозиев Т.О. Особенности раскрытия имущественных преступлений, совершаемых в отношении иностранных граждан. М., 2009.
    4. Лейба А. Нет «резиновым» квартирам // Юрист. 2014. № 8. С. 1–3.
    5. Практическая демография / под ред. Л.Л. Рыбаковского. М.: ЦСП, 2005.
    6. Уголовное право России. Общая и Особенная части / под ред. И. М. Мацкевича, Н.Г. Кадникова. М., 2015.
    7. Официальный сайт Федеральной миграционной службы России. URL: http://www.fms.gov.ru/press/speeches/item/6845/

    РФ, Ленинградская область, г. Гатчина, ул. Рощинская, д. 5 к.2