Актуальные проблемы квалификации взяточничества и соучастия в нем

CURRENT ISSUES OF DEFINITION OF BRIBERY AND COMPLICITY IN IT



А.Е. Козлов
A.E. Kozlov
aekozlov1@yandex.ru
доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин, кандидат юридических наук, Государственный институт экономики, финансов, права и технологий
Senior Lecturer at Criminal Law Department, State Institute of Economics, Finance, Law and Technologies, PhD in Law
г. Гатчина
Gatchina

Ключевые слова:

  • взятка
  • мнимое посредничество
  • преступление
  • посредничество
  • соучастие
  • Keywords:

  • bribery
  • crime
  • mediation
  • imaginary mediation
  • complicity
  • Представленная статья посвящена одной из наиболее актуальных и разрабатываемых в современном уголовном праве тематике: вопросу квалификации взяточничества и соучастия в нем.
    По своей структуре статья построена по принципу от общего к частному:
    - обозначен плюрализм мнений исследователей по рассматриваемой тематике;
    - дана оценка автора относительно существующих теорий, характеризующих исследуемую проблему;
    - представлен путь решения выявленных проблем.
    Исследование проведено с использованием методов формальной логики, анализа и синтеза.
    Предложена примерная классификация проблем применения норм уголовного законодательства об ответственности за взяточничество, включающая в себя следующие виды проблем:
    - отсутствие корректного толкования признаков соответствующих составов преступлений с учетом их взаимосвязи с иными законами, подзаконными нормативными правовыми актами и с учетом разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации;
    - трудности в сопоставлении фактических признаков совершенного деяния с указанными признаками составов взяточничества;
    - сложности, связанные с разграничением таких преступлений между собой.

    The article is devoted to one of the most critical issues being under development in contemporary criminal law – the definition of bribery and complicity in.
    The structure of the article is based on the General-to-Specific approaches with the following principles having been considered and taken into account:
    - bringing out plurality of researchers' views on the matter under discussion;
    - assessment of existing theories describing the issue;
    - introduction of the way of sorting out the problems revealed.
    The study has been performed with the use of the methods of formal logic, analysis and synthesis. The author has offered an illustrative classification of problems in enforcement of criminal law on liability for bribery, which includes the following problems:
    - lack of correct interpretation of the elements of relevant offences subject to their interrelation with other laws, legal regulatory acts along with explanations of the Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation;
    - difficulties in comparing the actual characteristics of the acts committed with the specified characteristics of corpus bribery;
    - difficulties associated with differentiation between such offences.

    Обзор статьи

    Преступления, объединяемые единым термином «взяточничество», представлены в настоящее время в уголовном законодательстве такими составами, как получение взятки (ст. 290 УК РФ), дача взятки (ст. 291 УК РФ) и посредничество во взяточничестве (ст. 291.1 УК РФ). Часто при квалификации данных преступлений возникают вопросы, требующие разъяснения в связи с изменениями, произошедшими в социальной и законодательной оценке взяточничества.
    По данным Следственного комитета (далее – СК) за девять месяцев 2013 года в производстве следователей находилось около 30 тыс. таких дел. В ведомстве отметили сильный рост количества расследований обвинений в мздоимстве: за аналогичный период прошлого года СК возбудил 20,6 тыс. коррупционных дел, а за первые девять месяцев 2009 года – лишь около 11 тыс. [11].
    Как следует из статистических данных, опубликованных судебным департаментом при Верховном суде, в прошлом году за получение взятки (ст. 290 УК) было осуждено 1554 человека, а за ее дачу (ст. 291 УК) – 3199 [12].
    В ч. 3 ст. 291 УК РФ [2] установлена ответственность за дачу взятки как за совершение должностным лицом заведомо незаконных действий (бездействие).
    Ранее действовавшее Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2000 г. № 6 определяло незаконные действия, в связи с которыми взятка могла быть получена, передана, как «неправомерные действия, которые не вытекали из его служебных полномочий или совершались вопреки интересам службы, а также действия, содержащие в себе признаки преступления либо иного правонарушения».
    Определение высшей судебной инстанцией незаконных действий как не вытекающих из служебных полномочий должностного лица (курсив наш – А.К.), с учетом известной роли и значения постановлений Пленумов Верховного Суда РФ, в деятельности субъектов правоприменения привело к неправильному толкованию и применению уголовного закона.
    При этом судебно-следственные органы, раскрывая смысл ч. 1 ст. 291 УК РФ, необоснованно широко определяли действия (бездействие) должностного лица, которые оно должно совершить в пользу взяткодателя, понимая под ними такие действия (бездействие), которые должностное лицо правомочно или обязано выполнить в соответствии с возложенными на него служебными полномочиями.
    Поэтому в тех случаях, когда материалы уголовного дела устанавливали, что должностное лицо, взятка которому была передана, действовало или должно было действовать в пределах своих полномочий, используя их для совершения как законных, так и неправомерных действий (бездействия), взяткодателя привлекали к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 291 УК РФ.
    Таким образом, безосновательно под незаконными (ч. 2, позднее ч. 3 ст. 291 УК РФ) понимали только такие действия, которые в соответствии с регулирующими деятельность должностного лица нормативными актами находятся за пределами его полномочий.
    В дальнейшем, с целью обеспечения правильного применения уголовного закона, исключения случаев двусмысленного его толкования, Верховный Суд РФ 22 мая 2012 г. внес редакционные изменения в п. 10 анализируемого Постановления, при этом разъяснив: «Под незаконными действиями (бездействием) должностного лица, применительно к диспозиции части 3 статьи 290 УК РФ, следует понимать совершенные с использованием служебных полномочий неправомерные действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, а также действия (бездействие), содержащие признаки преступления либо иного правонарушения (фальсификация доказательств по уголовному делу, несоставление протокола об административном правонарушении, когда это обязательно по закону, принятие решения на основании заведомо подложных документов, внесение в документы сведений, не соответствующих действительности и т.п.)».
    Действующее Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 г. № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» разъясняет: «Под незаконными действиями (бездействием), за совершение которых должностное лицо получило взятку (часть 3 статьи 290 УК РФ), следует понимать действия (бездействие), которые: совершены должностным лицом с использованием служебных полномочий, однако в отсутствие предусмотренных законом оснований или условий для их реализации; относятся к полномочиям другого должностного лица; совершаются должностным лицом единолично, однако могли быть осуществлены только коллегиально либо по согласованию с другим должностным лицом или органом; состоят в неисполнении служебных обязанностей; никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать» [4].
    В том случае, когда, используя служебные полномочия, должностное лицо действует правомерно, не допуская формального отступления от предписаний закона за взятку, содеянное при наличии к тому оснований требует квалификации по ч. 1 ст. 291 УК РФ.

    Список использованной литературы

    1. Конституция Российской Федерации от 25.12.1993 г. (с изм. от 05.02.2014 г.) // Российская газета. 2009. 21 января. № 4831.
    2. Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ (с изм. от 04.06.2014 г.) // Российская газета. 1996. 25 июня. № 118.
    3. Федеральный закон Российской Федерации от 4 мая 2011 г. № 97-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции» (ред. от. 04.06.2014 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. 9 мая. № 19. Ст. 2714.
    4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 г. № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» (в ред. от 03.12. 2013 г.) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2013. № 9.
    5. Голубева Л.А. Правоохранительная деятельность с точки зрения теории разделения властей // 210 лет МВД России: история и современность: материалы Всероссийской научно-практической конференции, Санкт-Петербург, 21 сентября 2012 года. В 4-х ч. Ч. 2. / под общ. ред. Н.С. Нижник. СПб.: Изд-во СПб ун-та МВД России, 2013. С. 42.
    6. Калинкина А.Б. Понятие, содержание и уголовно-правовое значение физического насилия как способ совершения преступления // Вестник Санкт-Петер-бургской юридической академии. 2014. № 1. С. 82.
    7. Капинус О. Изменения в законодательстве о должностных преступлениях: вопросы квалификации и освобождения взяткодателя от ответственности // Уголовное право. 2011. № 2. С. 23.
    8. Чашин К.В. Квалификация посредничества во взяточничестве при темпоральной конкуренции уголовно-правовых норм // Общество и право. 2013. № 1 (43). С. 134.
    9. Шарапов Р., Моисеенко М. Отличие физического посредничества во взяточничестве от дачи взятки // Уголовное право. 2013. № 1. С. 71.
    10. Яни П.С. Взятка или мошенничество? // Законность. 2012. № 6. С. 30
    11. Следственный Комитет Российской Федерации: [сайт]. URL: http://sledcom.ru/activities/statistic/ (дата обращения: 23.06.2014)
    12. Судебный департамент при Верховном Суде Российской Федерации: [сайт]. URL: http://www.cdep.ru/index.php? id=5 (дата обращения: 23.06.2014)

    РФ, Ленинградская область, г. Гатчина, ул. Рощинская, д. 5 к.2