Иноэтничные мигранты и проблема формирования общей социальной идентичности жителей Екатеринбурга

NON-ETHNICAL MIGRANTS AND FORMING A SINGLE SOCIAL IDENTITY OF CITIZENS OF EKATERINBURG



И.Б. Бритвина
Н.Л. Захаров
I.B. Britvina
N.L. Zakharov
dekanat205@yandex.ru
dekanat205@yandex.ru
профессор кафедры интегрированных маркетинговых коммуникаций и брендинга, Уральский федеральный университет им. первого Президента России Б.Н. Ельцина, доктор социологических наук
профессор кафедры управления персоналом ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный экономический университет», доктор социологических наук, профессор
Professor, the Department of Integrated Marketing Coomunications and Branding, Ural Federal University named after the first President of Russia B.N. Yeltsin, Doctor of Sociology
Professor, the Department of Personnel Management, Saint-Petersburg State University of Economics, Doctor of Sociology, Full Professor
г. Екатеринбург
г. Санкт-Петербург
Yekaterinburg
Saint-Petersburg

Ключевые слова:

  • иноэтничные мигранты
  • идентичность
  • идентификация
  • социальная идентичность
  • барьеры формирования социальной идентичности
  • опрос
  • Keywords:

  • non-ethnical migrants
  • identity
  • identification
  • social identity
  • barriers to create social identity
  • survey
  • В статье на основе анализа результатов опроса жителей Екатеринбурга и иноэтничных мигрантов из стран Центральной Азии анализируются барьеры на пути формирования общей социальной идентичности жителей территории, а также рассматриваются позитивные обстоятельства, способствующие нормальному протеканию этого процесса.
    Актуальность темы исследования определяется важностью и необходимостью социологического анализа механизма формирования единой социальной идентичности территории в условиях миграции.
    Авторами определены основные принципы формирования социальной территориальной идентичности мигрантов. Выводы представленного в данной статье исследования могут быть использованы для формирования миграционной политики территорий.

    On the basis of the results of sociological survey conducted among citizens of Yekaterinburg and amid non-ethnical Central Asian migrants the article provides analysis of barriers to the establishment of social identity of the dwellers living in there. Besides the paper describes positive circumstances which would promote smooth running the process whereof.
    The relevance of the research deals with the importance of and the need for conducting sociological analysis of the mechanism of forming a single social identity of the territory within the context of migration.
    The authors define basic principles of forming social territorial identity of migrants. The conclusions presented in the articles might be implemented for migration policy making within territories.

    Обзор статьи

    Рост миграционных потоков, состоящих из иноэтничных по отношению к стране приема мигрантов, является сегодня проблемой для большинства развитых стран. Россия еще в 2007 г. вышла на второе место в мире после США по количеству принимаемых мигрантов. По экспертным данным наша страна имеет около 30 млн человек накопленной миграции из стран ближнего и дальнего зарубежья, а официальная статистика указывает на то, что большинство потока составляют иноэтничные мигранты из стран Центральной Азии. По данным Росстата за 2016 год, 37% из всего количества прибывших в Россию приезжает из Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Узбекистана [1]. Кроме того, как утверждается в Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации на период до 2025 года, количество мигрантов в ближайшее десятилетие только увеличится.
    В последние годы согласно государственной политике Российской Федерации по содействию добровольному переселению соотечественников в Россию въезжает больше иноэтничных мигрантов, чем этнических русских. Так, например, в Свердловской области реализуется Программа по оказанию содействия добровольному переселению в Свердловскую область соотечественников, проживающих за рубежом, на 2013–2020 годы, утвержденная постановлением Правительства Свердловской области от 28.08.2013 г. № 1054-ПП. В рамках Программы до 2020 года планируется переезд на территорию Свердловской области 17 300 соотечественников, две трети которых – это представители титульных этносов стран исхода. Основные страны, из которых планируют переехать соотечественники, – Казахстан, Узбекистан, Таджикистан и Армения.
    Эти обстоятельства актуализируют проблему изучения социальной идентичности жителей любого субъекта Российской Федерации.
    Основываясь на подходе В.А. Ядова, авторы разделяют понятия «идентичность» и «идентификация». Идентичность – это четкое понимание человеком, с какими социальными группами он чувствует общность. Идентификация является процессом достижения этого понимания через осмысление и выбор норм различных социальных структур [4]. Идентификация, в отличие от идентичности, не подразумевает наличия «готовых» установок у субъекта. Она предполагает поиск идентичности и ее постоянную трансформацию [2]. Таким образом, социальная идентичность может меняться под воздействием тех или иных факторов.
    В основе исследования также лежит концепция Самюэля Хантингтона. С. Хантингтон рассматривал формирование идентичности как процесс, в ходе которого могут возникать множественные идентичности, которые дополняют друг друга или вступают в конфликт. Он выделял несколько источников формирования идентичности: естественные (аскриптивные), территориальные, экономические, политические, культурные и социальные. Источники – это группы влияния, в которые включен человек. Под воздействием этих групп могут появляться новые идентичности [3]. В результате миграции источники идентичности меняются. Поэтому запускаются процессы появления новых идентичностей и встраивания их в систему самосознания индивида.
    В качестве эмпирической основы статьи авторы ссылаются на данные двух социологических исследований, проведенных под руководством профессора И.Б. Бритвиной в 2016 году методом опроса (анкетный опрос и стандартизированное интервью) представителей принимающей стороны (жителей Екатеринбурга, N=485) и иноэтничных мигрантов из стран Центральной Азии (N=231), живущих в Екатеринбурге.
    Общую социальную идентичность мы рассматриваем как итог идентификации под влиянием миграционного перемещения и миграционного прироста, которая формируется у всех жителей территории как результат трансформации идентичности, имеющейся у иноэтничных мигрантов и у местных жителей. Новая социальная идентичность у мигрантов формируется на основе собственной этнической идентичности и в результате присвоения новой общегражданской (российской) и общекультурной (повседневные нормы поведения, принятые на данной территории) идентичностей. У жителей Екатеринбурга новая социальная идентичность формируется в результате включения в новые группы взаимодействия с мигрантами (профессиональные, соседские, экономические, дружеские, родственные и т.д.).
    В ходе исследования был выявлен индекс социальной дистанции, который основан на субъективном ощущении екатеринбуржцев в отношении культурной чуждости иноэтничных мигрантов. Мы замеряли социальную дистанцию по шкале Э. Богардуса следующим образом: от 1 балла (возможность брачных отношений с представителями другого этноса) до 7 баллов (невозможность быть гражданами одного государства). Шкала была построена по кумулятивному принципу. Соответственно, чем индекс, полученный как средняя взвешенная суммы всех выборов, ближе к 1, тем социальная дистанция между
    этническими группами ощущается респондентами как более короткая (см. табл. 1).

    Список использованной литературы

    1. Демография // Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics /population/demography/# (дата обращения: 15.03.2018).
    2. Санина А.Г. Генезис идей идентичности в социологии и смежных науках // Социологические исследования. 2014. № 1. С. 3–11.
    3. Хантингтон С. Кто мы? Вызовы американской национальной идентичности. М.: ACT: Транзиткнига, 2004. 635 с.
    4. Ядов В.А. Социальные и социально-философские механизмы формирования социальной идентичности // Мир России. 1995. № 3–4. С. 158–181.

    РФ, Ленинградская область, г. Гатчина, ул. Рощинская, д. 5 к.2