Ювенальная юстиция «в овечьей шкуре»

JUVENILE JUSTICE IN A "SHEEP'S CLOTHING"



Ю.И. Романов
Y.I. Romanov
thing-in-itself@mail.ru
профессор кафедры социально-правовых и гуманитарных дисциплин, Государственный институт экономики, финансов, права и технологий, доктор философских наук, профессор
Full Professor, the Department of Social, Legal and Humanitarian Disciplines, Doctor of Philosophy, Professor, State Institute of Economics, Finance, Law and Technology
г. Гатчина
Gatchina

Ключевые слова:

  • ювенальная юстиция
  • правовая культура
  • преступления несовершеннолетних
  • ювенальные технологии
  • общественное мнение
  • общественные отношения
  • Keywords:

  • stages of legal relations
  • juvenile justice
  • legal culture
  • juvenile delinquency
  • juvenile technologies
  • public opinion
  • illegal invasion of the family
  • public relations
  • В статье рассмотрены исторические этапы социально-правовых отношений, предварившие появление системы ювенальной юстиции в правовой культуре «цивилизованных стран» Запада. Проанализированы аспекты противостояния общественного мнения в нашей стране той социальной деструкции, которую осуществляет система ювенальной юстиции в РФ.

    Historical stages of the development of social and legal relations as a pre-stage of the emergence of juvenile justice in the legal culture of "civilized countries" of the West are examined in the article. The paper also analyzes major aspects of disagreement that public opinion in our country displays with regard to social destruction which has been almost forcibly performed by juvenile justice in Russia.

    Обзор статьи

    В Древнем Риме Ювента – богиня молодости, которая помогала юношам в их стремлениях стать истинными мужчинами. Она почиталась важным божеством наряду с могучим Юпитером, ибо символизировала собой еще и вечную молодость Рима. В её честь устраивались праздники – «ювеналии» с танцами и возлияниями.
    У древних греков она существовала под именем Гебы . У греков о справедливости заботилась также Фемида – жена Зевса, олицетворявшая собой вечный и естественный порядок земного существования. Много позднее, уже в европейской культуре, её стали воспринимать как богиню правосудия.
    Сегодняшнее традиционное обозначение правового пространства, предназначенное для разбора правонарушений, инициированных несовершеннолетними субъектами, связано с именем Ювенты. (Можно видеть общность коренной основы русского слова «юноша» с римским именем названной богини). В целом ювенальная юстиция (далее – Ю.ю) является частью правовой культуры конкретного социума, который существовал (существует) в данную эпоху.
    Число имеющихся на сегодняшний день текстов по данной тематике не поддается количественной оценке; в русском языке существует соответствующее выражение – «не меряно» . Поэтому в настоящей публикации в значительном ограничении представлены точки зрения специалистов, имеющие локальный характер. Из-за небольшого объёма данной работы внимание автора акцентировано на поиск принципов, поддерживающих существование и состояние современной ювенальной юстиции.
    Для теоретика значимы два этапа развития правовых отношений:
     появление правовых воззрений и начальное их использование для принятия решений (в ситуации нарушения бесписьменных правовых установлений);
     разделение права и обычая, стремление к теоретическому осмыслению правовых идей.
    Появление второго этапа развития правовых отношений историки права обычно связывают с так называемыми «законами Хаммурапи». Их установление относится ко времени расцвета древневосточных цивилизаций. Удачливый властитель Хаммурапи явился инициатором создания системного блока правовых документов. Результаты археологических раскопок поразили специалистов богатством юридической тематики. Но несомненна также была и печать первобытности в законодательно рекомендуемых решениях конфликтных ситуаций, возникающих в социуме.
    Примером может послужить такой фрагмент: «21. Если человек сделает пролом в доме, то перед этим домом его должно убить и зарыть»[3. С. 46–57].
    В архаике правовые ситуации, в которых участниками оказывались несовершеннолетние, не учитывались. Их возможное присутствие в конфликте законодателем было не замечаемо.
    Римское право существовало не менее 6 веков (сначала III в. до н.э.). Оно прошло долгий путь развития, начиная от собственной архаики до периода расцвета римского общества (III в. до н.э. – III в. н.э.). В этот интервал исторического времени оно достигло своего высочайшего развитияи позднее стало именоваться классическим римским правом.
    В отношении несовершеннолетних римские императоры (иногда) указывали, что провинившийся ни в коем случае не может избегнуть наказания, но в полной мере оно не может быть применено к нему (как для взрослого нарушителя). В самих законах это не нашло отражения.
    И всё же римское судопроизводство в очень общих формах учитывало возможность правового конфликта с участием несовершеннолетних. «Римское право оставило нам ещё одно свидетельство защиты несовершеннолетних государством – это доктрина государства-отца. Государство объявляется высшим опекуном несовершеннолетнего»[5. С. 45].
    Интересен еще один аспект рассматриваемой темы. В семейных отношениях глава семейства имел безграничную власть над детьми и, прежде всего, над сыновьями. Причем, вплоть до их продажи. Если же срок использования покупателем своей покупки заканчивался, то сын, даже будучи взрослым человеком, опять поступал в собственность отца.
    С приходом Средневековья не произошло кардинальных изменений. Ребенок считался «маленьким взрослым». Детей одевали (и лечили) соответственно. На некоторых многофигурных живописных полотнах позднего Средневековья легкозаметить особенности восприятия ювенального периода жизни человека его взрослыми современниками, в том числе самим художником (который, естественно, создавал отображаемые образы).
    Приходилось полагать, что за свое правонарушение ребенок должен был понести то же наказание, что и взрослый, только в меньшей степени (в более «мягкой» форме).
    Так, «без затей», мыслили средневековые правоведы.
    К концу исторического периода позднего Средневековья обнаружилась недостаточность представлений о субъекте правовых отношений. Законодатели и законоведы вынуждены были постепенно соглашаться, что по своей природе дети – далеко не взрослые, они есть нечто другое. Однако возникал вопрос: до какого именно возраста человек может считаться «несовершеннолетним» (то есть, ребенком)? Решения предлагались в достаточно большом интервале: от 12 лет до 21 года. Проблема перешла и в XIX-й, и в ХХ в.
    С принятием христианства на Руси, а также с появлением первых законодательных актов, русское законодательство обратило внимание на судьбу обездоленных детей. Но в случае нарушения ими закона ситуация всё же не регулировалась специальными предписаниями. Она осмысливалась в зависимости от тяжести и характера совершенного. Практика судопроизводства за рубежом опиралась на сходные основания. Причем, обычно акцентировался «карательный» подход в судопроизводстве по отношению к несовершеннолетним, преступившим рамки существующих законов. Представители судебного собрания могли предать малолетнего преступника даже смертной казни.
    С развитием интеллектуальной и нравственной компонент социального общества увеличилось внимание к личности молодых правонарушителей. Это коснулось характера наказания, его формы, а также последующей социализации тех, кто когда-то нарушил закон. В России в XIX и ХХ в.в. этой теме посвящались обширные монографии.

    Список использованной литературы

    1. Государство и право в XXI веке: публично-правовой аспект: материалы Всероссийской конференции / отв. ред. Н.Г. Карнишина. Пенза: Изд-во ПГУ, 2012.
    2. Журко В.И., Иванова О.В. Ювенальные технологии. Территориальная модель реабилитационного пространства: монография. М.: ИМСГС, 2012.
    3. Ильин А.В., Морозова С.А. Из истории права. СПб.: Специальная литература, 1996.
    4. Колпакова Л.А., Руднев А.М. Система ювенальной юстиции в России и за рубежом. История и современность: монография. Вологда. 2016.
    5. Комарницкий А.В. Основы ювенальной юстиции. СПб.: Общество «Знание». 2010.
    6. Ноздрина Д.О. Ювенальная юстиция в современной России // Актуальные проблемы юриспруденции и психологии: материалы международной конференции (21–25 апр. 2014 г.). М., 2014.
    7. Православный Петербург // Нар.-просвет. газета. СПб., 2017. № 7.
    8. Романов Ю.И., Барабанщиков В.Н. Философия права. Гатчина: Изд-во ГИЭФПТ, 2012.
    9. Рубцова И. «Ласковый фашизм» в действии // Православный С.-Петербург. Нар.-просвет. газета. СПб., 2017. № 7. С. 4.
    10. Сулашкин С.С. [и др.]. Проблема инокультурной ювенальной юстиции в современной России // Научный эксперт. 2012.
    11. Шестакова Л.А. Реализация концепции ювенальной юстиции в производстве по делам несовершеннолетних в Российской Федерации: монография. М.: Юрлитинформ, 2016.
    12. Ювенальная система: родителей в отставку? Разрушение семьи. М.: Даниловский благовестник, 2010.
    13. Ювенальная юстиция: сборник материалов / под ред. В.Г. Просвирнина. Воронеж, 2015.

    РФ, Ленинградская область, г. Гатчина, ул. Рощинская, д. 5 к.2