Концепция исполнения в правовом государстве

THE CONCEPT OF EXECUTION IN A RULE OF LAW STATE



А.Б. Новиков
В.П. Назаров
A.B. Novikov
V.P. Nazarov
docanovikov@mail.ru
dekanat205@yandex.ru
зав. кафедрой теории и истории государства и права ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный экономический университет», доктор юридических наук, доцент
аспирант кафедры теории и истории государства и права ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный экономический университет»
Head of the Department of Theory and History of State and Law, Saint-Petersburg State University of Economics, Doctor of Law, Associate Professor
a PhD student, the Department of Theory and History of State and Law, Saint-Petersburg State University of Economics
г. Санкт-Петербург
г. Санкт-Петербург
St. Petersburg
St. Petersburg

Ключевые слова:

  • правовое государство
  • публичная власть
  • ветвь власти
  • исполнительная власть
  • исполнительная деятельность
  • публичная служба
  • конституционная правозаконность
  • юрисдикционные органы
  • Keywords:

  • a rule of law state
  • public authority
  • power branch
  • executive power
  • executive activity
  • public services
  • constitutional rule of law
  • jurisdiction bodies
  • В статье излагается концепция исполнительной деятельности в системе публичной власти. Правовое государство характеризуется как «исполнительное государство» в смысле полной реализации закона и решений суда и иных органов государства. Исполнение утверждает верховенство и торжество закона в каждой «жизненной ситуации». Также формулируются элементы концепции исполнительной деятельности в правовом государстве, характеризуется административно-правовая модель «исполнительного» правового государства.
    Показано, что публичная служба в органах государственной исполнительной власти, в аппаратах государственных органов и органов законодательной и судебной власти составляет содержание исполнительной деятельности. В концептуальном изложении характеризуются основные понятия и система правовых коммуникаций субъектов, осуществляющих публичное исполнение.
    С использованием метода системного анализа и сравнительно-правового метода выявлено содержание современного «исполнительного» процесса, охарактеризована исполнительная деятельность в системе публичной власти в целом.

    The article focuses on the concept of executive activities conducted within a public authority system. It deals with the notion of a rule of law state which is characterized as a "diligent state" in terms of full observance of the law, implementation of court rulings along with the execution of decisions of other public authorities. As the title implies the article describes that execution promotes a rule of law in every "life situation". In addition the article articulates elements of the execute activities concept with administrative and legal model of a "diligent" rule of law state being characterized.
    It is shown in the article that public services within both state executive branch and state authority bodies as well as in legislative and judicial branches are the core elements of executive activities contents. In a conceptual summary the main concepts and the system of legal communications within the relevant entities performing execution in public is characterized.
    By means of both systems analysis and comparative legal methods the meaning of the modern executive processes has been revealed and executive activities within public authority system being characterized.

    Обзор статьи

    Актуальность конституционно-правового исследования феноменов исполнительной деятельности и исполнительного производства обусловлена необходимостью выработки научно обоснованного комплекса современных правовых и организационных мер по практической реализации в Российской Федерации идеи верховенства права как принципа правового государства (ч. 1 ст. 1 Конституции Российской Федерации) [1].
    Верховенство права подразумевает неукоснительное соблюдение правового закона и исполнение судебных решений и иных актов юрисдикционных органов, неотвратимость юридической ответственности, гарантированное соблюдение прав и свобод человека, установление баланса частных и публичных интересов, формирование гражданского общества как современной стабильной социальной среды для развития правового государства [4]. В этой связи формирование гражданского общества может концептуально восприниматься как значимая составляющая обеспечения национальной безопасности в правовом государстве. При этом «формирование гражданского общества и укрепление национального согласия в России требуют высокой правовой культуры, без которой не могут быть в полной мере реализованы такие базовые ценности и принципы жизни общества, как верховенство закона, приоритет человека, его неотчуждаемых прав и свобод, обеспечение надежной защищенности публичных интересов» [2].
    Режим верховенства права не мыслится без его воплощения в справедливом и разумном решении каждой конкретной «жизненной ситуации», находящейся в сфере правового регулирования. Режим верховенства права, четкое исполнение правового закона непосредственно раскрывают понятие конституционной правозаконности в правовом государстве. Исполнительная деятельность предопределяет общую эффективность правового регулирования, правосудия и публичного управления.
    Современное публичное управление представлено такими взаимосвязанными составляющими, как государственное, муниципальное и общественное управление. Подчеркнем, что исполнение свойственно всем указанным составляющим.
    Понятие «исполнитель как субъект правоотношения» в настоящее время связывается не только с частно-правовой, но и во все большей степени с публично-правовой сферой. При этом уточняется и предмет исполнения.
    Сложившееся привычное узкое восприятие исполнительного производства, самодостаточно обеспечивающего исполнение судебных и иных актов юрисдикционных органов, уже не отвечает современным вызовам и реалиям общественной жизни.
    В настоящее время в научных исследованиях все настойчивей проводится мысль о том, что требования правовых норм, не обеспеченных надежным механизмом их исполнения в добровольном или принудительном порядке, фактически не осуществляются, представляют собой так называемое «голое право», хотя и апеллирующее к конституционным положениям. Одновременно обнаруживаются и скептические оценки возможностей современного государства выступать в полной мере гарантом соблюдения правовых норм, так сказать, осуществлять «монополию исполнения».
    При этом в правовой науке до сих пор не сформирована однозначная характеристика «исполнения» как ключевой составляющей механизма правореализации. Не сформулировано и единое восприятие понятия «исполнение» в публичном и частном праве. Обособленно рассматриваются процессы исполнения актов частного и публичного права, что не соответствует насущной необходимости установления баланса публичных и частных интересов в правовом государстве [7].
    В настоящее время исполнительная деятельность воспринимается как регламентированная на основе конституционных принципов система правовых процедур реализации прав и свобод граждан, законных интересов юридических лиц, а также соответствующих им юридических обязанностей. В этой связи возникает необходимость совершенствования исполнительных производств в структуре выделяемых в правовой теории и в практике правового регулирования административных производств и административно-правовых режимов в их значительном разнообразии. Однако идея воплощения конституционных принципов правового государства в системе административно-правовых режимов и соответствующих им административных процедур пока в «исполнительном процессе» не получила должного продвижения.
    До сих пор конституционным дискуссионным вопросом остается разграничение предметов ведения и полномочий органов Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в направлении регулирования и организации «исполнительной деятельности». В свете статей 71 и 72 Конституции Российской Федерации не достаточно обоснован вывод о функционировании органов принудительного исполнения исключительно на федеральном уровне.
    Принципы исполнительной деятельности демонстрируют непосредственную и неразрывную связь с конституционными принципами соблюдения прав и свобод граждан, законных интересов юридических лиц в их конкретном содержательном плане. Следует констатировать, что принципы организации исполнительной деятельности, соответствующей своему конституционному смыслу и содержанию, непосредственно вытекают из принципов приоритета прав и свобод граждан и законных интересов юридических лиц.
    В то же время в исполнительной деятельности ныне обнаруживаются и признаки злоупотребления правом. Как показывает практика, исполнительная деятельность, осуществляемая в точном, но лишь формальном «бездушном» соответствии с «буквой закона», может вступать в противоречие с содержанием конституционных принципов обеспечения прав и свобод граждан, соблюдения законных интересов юридических лиц. Пробелы, дефекты процедурных норм наносят существенный материальный, а главное «духовно-правовой» ущерб участникам правоотношений, подрывая их убежденность в «верховенстве права» как конституционной реальности. В этой связи исполнительная деятельность, не выстраиваемая в полном соответствии с конституционными принципами, лишь укрепляет общественное восприятие права как воплощение «административного ресурса», когда закон, даже правовой, разворачивается в нужную сторону именно исполнительным механизмом. В этой связи концептуально использование «административного ресурса» может быть истолковано в первом приближении как «злоупотребление административным правом» с применением к данному феномену всех накопленных теоретических разработок в отношении «злоупотребления правом».

    Список использованной литературы

    1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. // Российская газета. 1993. 25 декабря.
    2. Распоряжение Президента Российской Федерации от 28.04.2011 г. № Пр-1168 «Основы государственной политики Российской Федерации в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан» // Российская газета. 2011. 14 июля.
    3. Денисов С.А. Общая теория административного государства. Екатеринбург: Гуманитарный ун-т, 2010. 684 с.
    4. Дмитриев В.К., Новиков А.Б. Правовое государство: актуальность современного конституционно-правового исследования // Журнал правовых и экономических исследований. Journal of Legal and Economic Studies. 2015. № 4. С. 47–53.
    5. Лукьянова Е.А. Конституционные риски. М.: Кучково поле, 2015. 448 с.
    6. Новиков А.Б. К вопросу о конституционном обосновании административной реформы в Российской Федерации // Конституционное и муниципальное право. 2006. № 10. С. 28–32.
    7. Новиков А.Б., Шайдаков И.Е. Публичный интерес как категория административного права и атрибут правового государства // Журнал правовых и экономических исследований. Journal of Legal and Economic Studies. 2016. № 2. С. 49–53.

    РФ, Ленинградская область, г. Гатчина, ул. Рощинская, д. 5 к.2